+38 050 315 91 42
+38 067 439 10 03
Blog > Откуда берутся художники, или Who is КТО?
All news

Откуда берутся художники, или Who is КТО?

09.06.2013 21:56

Опус-автобиография, подсоленый и приперченый. Хрен и горчицу добавлять по вкусу. Вторая перегонка

Я - человек серьезный, но сразу хочу упредить: людям без чувства юмора не стоит утруждаться чтением сего опуса...

Скользя по волнам интернет-пространства, заходя в гавани всяких-разных интересных авторских сайтов, у меня, как правило, возникает желание найти информацию об авторе (подозреваю, не я один такой странный). Но часто тайна сия велика есть: не желают многие современные авторы раскрываться перед гостями! Считают, что интрига - прежде всего, а потому “Базилио Посейдони из города Неаполя” звучит куда “богаче”, чем "Василий Пупкин из города Урюпинска" (имена выстрелены навскидку, при шальном попадании прошу не корить). И, понятное дело - “шедевры заморского творца” всегда “круче” творений провинциального маляра местного разлива. На самом же деле - одной и той же морды лица. Вот узнали бы папка с мамкой, да выпороли бы хорошенько за неуважение к фамилии! Но пыль в глаза - это наше все! Притом - испокон веков, читайте классиков, кто не верит...

Так, о чем это я?.. Ах, да, вспомнил! Почти пять лет назад, точнее - 7 июля 2008 года родился сей ресурс - авторский сайт Александра Андрющенко, вашего покорного слуги. Так что готовьтесь, друзья: скоро юбилей, во всем мире грядут праздники с фейерверками, салютами и карнавалами. И, возможно, “печеньками” от автора... Так вот: когда рождался этот сайт, встал вопрос, как себя представить - стоя, сидя, лежа; долго ли, кратко ли; пущать пыль в глаза доверчивому читателю или не пущать. Но тут вспомнил матушку, как в зелены мои лета она меня за пыль порола дядюшкиным флотским ремнем. Собак Павлова тоже вспомнил. И потому решил не пущать. И щеки надувать не буду, и всю правду расскажу. Ну, может, и не всю, зависит от того, как Остапа понесет...

О сайте. Зачем? - Преследовались творческие и рекламные цели. Прежде всего - творческие. Это - своеобразный арт-полигон авторской светописи и словоблудия. Наш маленький, но скромный коллектив - я и мои творческие амбиции - стараемся делать все возможное, дабы вам, дорогие гости, здесь было интересно всегда, как вы сюда заглянете. Конечно, не исключены периоды длительного неконтролируемого трудового разгула, способствующего накоплению творческого багажа, но пагубно влияющего  на своевременное наполнение сего ресурса свежим контентом. В таких случаях, друзья, регулярно интересующиеся моим творчеством, прошу вас просто набраться терпения, иногда заглядывая в раздел "Последние обновления". Какие же рекламные цели? - Творцам, как и всем нормальным людям, иногда тупо хочется денег. Хоть голод и служанка гения, но урчание в пустом желудке Художника не должно быть громче звуков божественных струн под нежными перстами Музы, а по санитарным нормам допустимого шума уровень звукового давления не должен превышать 59 дБ. Поэтому автор регулярно пребывает в решительных надеждах на живую заинтересованность почтенных посетителей купить его скромный труд в виде фото-услуг или же готовых произведений. Желательно за нескромный гонорар. Дабы соблюсти санитарные нормы допустимого шума. А по сему, дорогие мои, помните: вступая с Автором в торгово-экономические отношения, вы не только жертвуете Музе на золотые струны, но и вносите посильную лепту в улучшение экологии...

Откуда берутся художники. Кто, откуда и как? - Александр, сын Павла Андрющенко и Александры в девстве Кучеренко. Явился на свет в апреле 1959 года в селе Старая Збурьевка на Херсонщине.

Детство и школьные годы прошли в родном селе, где природа вокруг замечательная: река-рыба-раки-плавни, сосновый лес, степь да заливные луга... Простор, чистый воздух, красота неописуемая! А еще - палящее южное солнце и весенние песчаные бури... Видимо, вся эта гипервентиляция и повлияла на возникновение художественных завихрений в неокрепшем разуме сельского подростка. Наверное, урбанистические мотивы вряд ли оставили бы такой глубокий след.

С детства музицировал, рисовал, фотографировал, писал стихи, игрался в артиста в школьном драмкружке. Это ничуть не мешало ходить с друзьями на рыбалку, по грибы, гонять на мотоцикле, играть в войнушку, устраивать турниры по футболу, пекарю и кулачным боям между “вражескими группировками”, полировать ладонями школьный турник. Короче - рос отроком прилежным, но с "огромным шилом в одном месте". До класса восьмого был круглым отличником, но переходный возраст все поправил и сделал из меня квадратного хорошиста.  А "шило" всегда мешало приносить домой приличную оценку по поведению.

С кем дружил? - С такими же. Отличия были только в деталях. Творческим идеям нашим не было предела, и мы воплощали их в жизнь прямо на уроках. Ах, как я понимаю Чеховского унтера Пришибеева, вопящего: “Больше трех не собираться!”, но в нашем случае для получения критической массы хватало и трех. Неуправляемая цепная реакция разносила учебный процесс на элементарные частицы, но учительница быстро собиралась, как терминатор из жидкого металла, приходила в себя и незамедлительно проводила дезактивацию зараженной территории путем механического удаления радиоактивных веществ из класса и перемещения их в пункт утилизации - кабинет директора школы.

Там следовал еще один взрыв, но уже другого устройства - Николая Анисимовича, директора школы. Наши дружные заверения, что это был предпоследний раз, несколько разряжали обстановку. Шеф (так мы между собой называли директора) отправлял нас обратно в класс, чему учительница была несказанно “рада”. Да, такое случалось. Периодически. Также периодически наш класс посещал дядя Сережа - школьный плотник - то выбитую дверь поправить, то окно застеклить (футбольный мяч между уроками физкультуры парковался в классе). Периодически у нашей технички тети Клавы во время уборки химкабинета возгорала тряпка. Ни с того, ни с сего. Тот, кто не прогуливал уроки химии, знает причину. А потом у нас штаны дымились. В кабинете директора. Кто бывал “на ковре” у директора, тоже знает причину.

Наш Шеф - Николай Анисимович Таран - был очень строгий, но совсем не злой. Может ли быть злым учитель литературы, обожающий свой предмет, к тому же - поэт и юморист? И нас он тоже любил, невзирая на наши “шалости”. Вспомнить все шалости – толстая книга получится.

Говорят, что наш класс был самым дружным за всю историю школы. В этом огромная заслуга нашей классной мамы - Раисы Ивановны Кулинич, которая отдавала себя нашему воспитанию без остатка. А дружим мы и сейчас. С теплом вспоминаем и классную маму, и директора, и педагогов, и тетю Клаву – уборщицу…

После окончания школы захотелось романтики. Я и мой друг Иван Бондарь, тоже креативное дитя, внезапно решили стать бравыми пожарными. Закончили подготовительные курсы и отправились поступать в город Черкассы. И тут же, прямо с порога военно-пожарного училища, начали стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы. Нас гоняли до седьмого пота, а наши Музы всхлипывали у нас на плече, омывая слезами наши и без того мокрые рубашки. Если я скажу, что нам это очень нравилось, вы же не поверите? Ну и правильно сделаете. Нажимаем на стоп-кран во время первого же экзамена и счастливые сходим с поезда, в который, видимо, сели по ошибке. Домашним же сказали, что не хватило теоретической подготовки. Нам как бы поверили...

Осенью мой друг Иван ушел служить на три года в морчасти погранвойск КГБ СССР, а я устроился в одну из ПМК треста "Херсонводстрой" скоротать время до весеннего призыва. Должность у меня была серьезная: оператор БСЛ (большой совковой лопаты), т.е. монтажник. Физический труд в изобилии вариантов, да еще на свежем воздухе в любую погоду закаляюще влияли на молодой растущий организм. Там меня судьба свела еще с одним таким организмом, которому тоже надо было "перекантоваться" до призыва в армию. Это был мой тезка, Александр Книга, который теперь известен, как генеральный директор Херсонского академического музыкально-драматического театра им. Кулиша. Так что в бригаде двум малолетним было несколько веселей, тем более что по духу и по интересам мы очень совпадали. Расслабившись у костра в короткий обеденный перерыв, мы особенно любили исполнять дуэтом арию Храповицкого, завернув в огромный овечий тулуп свои хрупкие юношеские тела, изможденные непосильным  взрослым трудом... 

Вскоре я получил с Китайской границы письмо с фотокарточкой от друга Ивана, где он, красавец, в морской форме. Тут же был и рисунок карандашом: я, патлатый (1976 год как-никак), тоже в морской робе. И подпись: "Братуха! Желаю весной видеть тебя в такой же форме!" (что автоматически означало служить три года вместо возможных двух).

Желание друга – закон. Мой липший друг, что называется, "накаркал". Хотели, друзья, романтики – получите и распишитесь! Министерство Обороны СССР об этом по-отцовски позаботилось. Весной надел военно-морскую форму, о чем ни минуты не жалею.  Кто ходил в море, а тем более, кто видел красоты Кольского полуострова – меня поймет. Я был горд, что служу именно на Северном флоте. Это была еще одна фаза формирования мировосприятия...

Отслужил! Надо обретать гражданскую специальность! Вообще с детства мечтал быть (перечисляю по списку, в алфавитном порядке): актером, музыкантом, певцом, поэтом, художником. Но существо я загадочное и не предсказуемое, а потому, не раздумывая, тут же подал документы в… Херсонский сельскохозяйственный институт им. Цюрупы на зооинженерный факультет. Так, можно сказать, шутя. Шутя, поступил, шутя и закончил.

Шутил все пять лет. Сначала – в студенческом синтетическом театре, а потом – в СТЭМе – студенческом театре эстрадных миниатюр. Основной состав артистов был тот же. Выступали в институте, ездили на гастроли. Самовыражались.

Самое главное – никто в это время не мешал мне все глубже погружаться в художественную фотографию, которой на тот момент я уже увлекался достаточно серьезно. Спасибо Херсонскому областному фотоклубу, в который я забрел на втором курсе. Там и остался до конца его существования. А еще была школа журналистики и молодежное литобъединение. И чаша сия меня тоже не миновала...

Когда же одноименное Министерство направило меня в село поднимать сельское хозяйство, я понял: творчеству пришел конец. Со всей моей большой любовью к животным я стал винтиком в производственной машине, которая отправляет вышеназванных на убой. Понял, что любить и убивать – далеко не одно и то же. Моя тонкая нервная система начала расстраиваться. И, через пять месяцев трудов над поднятием удоев, привеса, приплода, а также борьбы с самим собой, особенно в 4 часа утра на утренних дойках, я возглавил комсомольскую организацию совхоза.

По-моему, более бесполезной должности, чем комсорг, в штате сельскохозяйственного предприятия не существовало. Люди моего поколения и старше знают, что в "первичках" делалось все "для галочки". Но это отдельная история.

Когда меня почти догрызла совесть за незаслуженно, как я считал, получаемую зарплату, я начал активно проявлять инициативу, которая, как медаль, имела две стороны. Организовав приличную художественную самодеятельность в селе, с одной стороны, я нажил врагов в лицах завклуба и худрука местного дома культуры. Эти два бездельника имели особенность спать на работе, а большая зеленая жаба нарушала их покой. С другой стороны, получил восторг и благодарность  участников этой самодеятельности – пацанов, бывших “отпетых хулиганов”, которым раньше просто нечем было заняться. Они стали "звездами" в глазах односельчан. Уже без малого тридцать лет прошло, а наши выступления люди помнят до сих пор. Мелочи, а приятно...

Когда душа истосковалась по фотографии и творческой свободе, когда я окончательно понял, что содержать такое дорогостоящее хобби на зарплату в 140 рублей практически невозможно, я достал из кармана носовой платок и помахал им сельскому хозяйству. Оно в ответ обронило скупую крестьянскую слезу и сказало мне "прощай". Освободив комнату в сельской общаге, я вернулся в родную Старую Збурьевку, домой, к маме. А вскоре я женился и сделал фотографию своей профессией.

Где-то в году 93-м, когда начал активно заниматься студийной съемкой, решил, что как-то надо обозначиться, как-то назвать студию. Вот тогда и придумалось название АлексАРТ, которое сначала претерпело несколько трансформаций. Все так чудно склеилось – первая часть имени плюс искусство. И в переводе с древнегреческого было тоже благозвучно: ЗАЩИТНИК ИСКУССТВА. "Ну, чем не я?" - скромно подумалось мне. Тогда высоких слов я уже не стеснялся, так как в октябре 93-го был принят в Национальный союз фотохудожников Украины.

Фотография - дело увлекательное, но пришел момент, когда захотелось немного разнообразить свою деятельность. В 96-м начал осваивать видеосъемку. Так, знаете, "зарядка для хвоста". Понравилось, увлекся, начал снимать свадьбы, монтировать фильмы. Заказчикам тоже понравилось. И стал вопрос: мы – фотостудия или видеостудия? Вот так родилось понятие "имидж-студия". От слова "изображение". Универсальное понятие и для фото, и для видео. "Вот какой я умный" - радовался – "оригинальненько получилось". Но оказалось: информационное пространство – вещь неумолимая. Компьютер у меня появился довольно поздно, Интернет – тоже. Когда в конце 2002 года я подключился к Интернету и решил зарегистрировать почтовый ящик на бесплатном сервисе под ником alexart, то с удивлением обнаружил: алексартов в Сети – хоть пруд пруди!

И понятие "имидж-студия" тоже гуляет по всему миру, правда, в смысле косметических салонов и т.п. А я - тоже не единственное публичное лицо с именем Александр Андрющенко. В отличие от других Александров АндрющенкоВ - кинорежиссеров, операторов монтажа, футболистов, бизнесменов и так далее - ваш покорный слуга, автор и владелец данного сайта, тоже Александр Андрющенко, тоже человек творческий, но фотограф на всю голову... К вашим услугам!

Фотохудожник Александр Андрющенко

Фотохудожник, фотожурналист Александр Андрющенко

© Александр Андрющенко